English Version Написать письмо Карта сайта EDEM
В.КетовЭДЕМ - этическое экологическое движение
Ketov.ru ПУТЕШЕСТВИЕ вокруг земли Дневник путешественника

Дневник путешественника

Выхожу один я на дорогу…

«Дороги созданы для странствий, но не ради целей». (Будда)

 

13 мая, вечером, по радио сообщили, что служебные загранпаспорта подлежат немедленной перерегистрации, а с 15 числа, то есть через день, они уже недействительны. Обычное государственное хамство.

 Накануне уволился из Пушкинского ДК. Закрыли нашу,  существовавшую 8 лет  студию - творческое объединение художников-любителей «Прообраз». Дохода от нас нет!?

была еще пара сигналов, что время наступило. Именно в тот день  я  купил газету «Час пик», которую практически никогда не покупал, а тут вдруг  подошел к киоску и купил.  После чего, не открывая, протаскал весь день в портфеле. И вспомнил о ней только вечером, когда узнал  новость про перерегистрацию. Достал, и обнаружил в середине новое расписание самолетов. оказывается, сменилось расписание, май месяц. Из этого расписания  выяснил, что в нужном мне направлении есть два рейса, один в Калининград, другой в Брест. Понимаю, что на польскую границу должен попасть 14го мая, 15го будет уже поздно. Поэтому, проворочавшись пол ночи, решил – надо ехать.  меня часто представляют этаким авантюристом, отчаянным человеком, который, «недолго думая», сорвался и укатил. Это полная ерунда. Время подумать было – от появления идеи до старта прошло 8 лет. А тогда, в мае 1991 года, я трезво сознавал, что элементарно могу не улететь, в советские времена взять билет на самолет, приехав к отлету, было проблематично - это первое. Второе – допустим, мне повезло, и я долетел в Брест или в Калининград, но ведь меня могут и не выпустить, при наших-то советских реалиях. В таком случае возвращаюсь от границы. И, наконец, в-третьих, – я могу  выехать в Польшу, но продолжить  проект не получится. Тогда все лето буду в Польше зарабатывать, рисуя портреты, а осенью  вернусь обратно. Четко понимал, что шанс у меня один на какие-то жуткие тысячи, но если этот шанс не использовать, я себе этого не прощу. А глубоко внутри уже  возникло ничем не объяснимое ощущение странной уверенности – всё предопределено.

На рассвете быстро собрался. Позже я часто шутил, что  первый раз вокруг Земли собрался быстрее, чем потом каждое утро собирался. Упаковался, повесил сумки на  велосипед, сел и прямо от своего подъезда поехал вокруг Земли. Было утро 14 мая 1991года. Приехал в аэропорт Пулково. Тут опять был знак. Практически чудом, как раз на Калининградский рейс,  образовался билет. Затем знаки пошли косяком. Абсолютно невероятно, но факт - велосипед приняли в багаж без чехла,  доплаты и скандала. То, что Калининград встретил меня почти незаметным, чисто символическим дождиком, я принял уже как нечто само собой разумеющееся. Но вот то, что произошло на выходе из самолёта, рациональному объяснению не поддаётся в принципе. Едва ступив на трап, я услышал с земли слова, обращенные явно ко мне.   грузчики, выгружавшие из самолета багаж, как раз достали велосипед, определили меня по экипировке как владельца  и спросили – «Твой, что ли»? Отвечаю: «Мой». И услышал: «Ну и забирай». Даже во сне увидеть такое слишком фантастично. Представить, чтобы у трапа выдали багаж, можно лишь как экранизацию волшебной сказки, а мне наяву отдали велосипед со всем багажом. Я его тут же навьючил, и прямо от самолета, поехал на велосипеде через взлётное поле.  это явно был уже не просто знак. Такое расценить иначе как  знамение, невозможно.

Потом, конечно, всё вернулось в рамки  и, проехав больше сорока километров до пограничного пункта Мамоново, я столкнулся с обычным примером тупого  политического абсурда. Меня не выпустили в Польшу наши пограничники. Они говорили очень странную фразу: «Здесь не простой, а закрытый пограничный пункт. Получалось, чтобы мне въехать в Польшу, визы мало,  нужна  еще некая бумага из Калининграда, то ли от обкома партии то ли от облисполкома. На вопрос: «И что же мне делать?», было предложено два варианта: ехать или в Калининград за бумагой, или на ближайший открытый пункт. Ясно, что в Калининграде, мне никто никакой бумаги не даст. А ближайший открытый пункт оказался в Белоруссии - Гродно. Понятно, что добраться через всю Литву в Гродно  я смогу только 15 числа, и мой паспорт  будет уже не действителен. Но делать нечего, открутил те же 40 км в Калининград, сел в поезд и с пересадкой в Вильнюсе, 15го утром приехал в Гродно. Выяснилось, что выехать в Польшу можно двумя путями - железной дорогой и по шоссе. тогда я впервые решил для себя - при любых  сложных ситуациях, делаю, как в спорте, минимум три попытки. Одну попытку сделал в Мамоново, осталось две.  Поскольку прибыл в Гродно поездом, решил вначале попытаться выехать на поезде.

Тогда из Гродно раз в день ходил специальный польский поезд типа электрички – до Варшавы. Цена была совершенно поразительная, билет в столицу соседнего государства стоил всего 8 руб. 20 коп., туда и обратно  соответственно 16.40.

Все «челноки» брали туда-обратно и, приехав в Варшаву, сдавали обратный билет за злотые. Навар получался чуть не 1000%...

Когда подошла моя очередь в кассу, я наклонился и говорю: «Мне один билет до Варшавы». Кассир привычно спрашивает: «И обратно?». Я говорю: «Нет, мне только туда». Она чуть в окно не вылезла и начала объяснять, что мне надо туда и обратно. Долго пыталась меня убедить, но всё же продала билет только туда, и я перешел в другую очередь уже к пограничникам. Там стояла на контроле женщина-офицер, капитан, как сейчас помню, и когда я с велосипедом, все с баулами, а я с велосипедом огромным,  добрался до нее, протягиваю свой синий служебный паспорт, она его открывает,  сильно удивляется и говорит: «А где перерегистрация?», 15е же число. Ну, естественно, тоже очень сильно удивляюсь и говорю: «Какая перерегистрация? Вы о чем?».

И действительно я вполне мог ничего не знать, потому как, по-хамски за день объявляют по радио и больше нигде никак. Так что совершенно искренне удивился и спрашиваю: «Какая перерегистрация? Извините, я из Ленинграда,  давно оттуда,  на велосипеде приехал, ни про какую перерегистрацию слыхом не слыхивал, ничего не знаю». Она посмотрела: действительно велосипед, действительно ленинградец, подумала и говорит: «Ну ладно, подождите» и уходит с начальством советоваться. Не было ее минут десять, долго не было, очередь готова была меня просто разорвать тут же, не отходя от стойки.

Наконец капитан вернулась, и, отдавая мне паспорт, говорит такую замечательную фразу: «Ну ладно. Мы вас выпускаем».

Вот это «Мы вас выпускаем» - это должно быть в анналах записано,

они нас выпускают, опускают, что хотят, то и делают.

И еще она добавила: «Но когда вернетесь, обязательно перерегистрируйтесь». Говорю: «Конечно, конечно, какие вопросы».  Вот так меня родина и проводила.


  Тетради
Это у меня называется "ТЕТРАДЬ №1" Здесь мои ответы на вопросы от людей мне. Вся книга структурно - 13 тетрадей. Самая главная и трудная - "ТРИНАДЦАТАЯ ТЕТРАДЬ". В ней те ответы на "вечные вопросы", которые я получил за 50 лет жизни и, особенно за годы путешествия. Когда буду обнародовать её - не знаю... А сейчас - ТЕТРАДЬ №1(первая часть):



Rambler's Top100